Александр Лаптев. Курильщики

Перевод с удмуртского языка выполнила Ю. Разина.

Вот крутой склон оврага, тянущийся по одну сторону деревни. Даже летом тут редко кто переходит на другую улицу. Многие взрослые и на работу идут, далеко обходя это место. Потому что очень уж глубок овраг, и склон – слишком опасен. Спускаясь или поднимаясь, не успеешь заметить, как скатишься вниз. К тому же на дне – подобие речушки, которую так просто не перешагнешь, так что кто-то постарался, позаботился – проложил через нее широкие доски.

А по верху другого склона тянутся огородные ограждения. Край забора упирается в дорогу. Здесь нет ни одного дома. Зато ниже – ближе ко дну оврага – разрослось много черемухи. Пышные ветви свисают до самой земли. Туда и луч солнца не пройдет. И очень здорово там играть. Никто тебя не увидит.

В том укромном месте Яшек договорился встретиться с другом. А тот почему-то все не выходит навстречу. Или специально спрятался поглубже? Страху нагнать, напугать хочет? Или вовсе не пришел еще? Мальчик сбавил шаг и пошел с оглядкой.

– Эй, иди сюда, быстро! – как раз в это время из-под черемуховых ветвей выглянул пацан с пышно торчащими вихрами.

«Что тут делает этот бездельник? Опять пристанет, как колючий репей… У этого бестолкового своих друзей-то нет. Ему вечно где-то, у кого-то и чего-то бы стянуть. Как блоха невидимая. И не заметишь, как стырит…» – у малыша сжалось сердце, когда он заметил Никиту, который был старше его на несколько лет.

По характеру не умеющий никому возразить, Яшик неохотно двинулся в сторону черемуховых зарослей.

– Видишь это? – тот начал тут же хвастаться. И тут же что-то показал.

А человечек, только что попавший с солнечного света на затемненное место, сразу понять не мог, что к чему. В это время стоявший напротив успел уж руку протянуть ему под самый нос.

– О-ой, как вкусно пахнет…

– Как духи, да?

– Ага… А что это?

– Сигарета с фильтром.

– Сигарета?! Где ты ее стащил?

– Я ее не стащил! – теперь Никита сунул Яшке кулак под нос. – Об этом никто не должен узнать! Понял?

– Как тут не понять… – пробурчал паренек.

– Если понял, сейчас дам тебе попробовать, – Никита, сунув сигарету с фильтром в рот, достал из кармана шортов коробку и чиркнул спичкой. Вот заклубился дымок. – А ты вообще что-нибудь хоть раз пробовал курить? – бросив горящую спичку и давя ее ногой, спросил он.

– Сухие верхушки крапивы крутил в бумажку и пробовал. Еще окурки подбирал с земли. Ни то, ни другое не понравилось.

– Эх, ты, шальтракук! Ладно, пробуй моего! Это тебе понравится! Запах же понравился?

Яша кивком головы показал свое согласие. И правда что: сигарета с фильтром и в зажженном виде, оказалось, издавала приятный запах.

– Глубоко втяни в себя несколько раз! – Никита сунул сигарету в рот ученику начальной школы.

То ли успел малыш, то ли нет выпустить клуб дыма изо рта, да ка-а-ак начнет кашлять! Так и не может остановиться.

– Фу-у! И эта, оказывается, такая же горькая! – сказал он, задыхаясь и откашливаясь.

– Недотёпа! Такой хорошей вещи – и цену не знать! – Пацан, уже привыкший причислять себя ко взрослым, снова приблизил сигарету с фильтром к своим губам, затем глубоко затянулся и густо выдохнул из носа. Как настоящий курильщик, прищурил один глаз и наклонил голову.

Как раз в это время прозвучал хриплый мужской голос:

– Кто это тут, спрятавшись под черемухой, куревом балуется? А? Уши-то вот надеру сейчас!

Мужчина средних лет уже пробрался в укромное место под черемухой. Это оказался дядя Очей. На работу он как раз время от времени ходит по этой тропинке.

Никита не успел выбросит сигарету. Спрятал ее за спину.

– Это ты учишь малышей сосать свои сигареты? – строгим голосом обратился к пацану мужчина.

Только что хорохорившийся парнишка вдруг присмирел. Ничего не отвечает. Незаметно отступает, пытаясь приблизиться к выходу из-под зарослей, в сторону оврага.

Неожиданно он дерзко зажал губами свою сигарету с фильтром.

– Дорогую сигарету ты где-то нашел. Даже я такие не курю. Раз денег платят мало, то приходится растить себе табак в огороде. А вот такую, как твоя, давно не пробовал. Может, дашь пару раз затянуться?

Никита усмехнулся. Теперь он, выставив ногу немного вперед, пытается показаться степенным.

– Ну, если жалеешь, попрошу у твоего отца, скажу, сын твой не дает. У него стырил курево, так, ведь? – Дядя Очей нашел слабое место у дерзкого мальчугана.

– Одну только взял! Она уже кончается! – Никита стал нервничать. Резко бросив окурок под ноги мужчине и не владея собой, подался назад, упал навзничь и кубарем покатился под горку, до дна оврага, до самой грязи. Из-за суетливых движений не сразу смог встать на ноги и, топнув то одной, то другой ногой в зыбкую грязь, обильно обрызгал себя с ног до головы.

– Ты только глянь на это тайком курящее чудо! – скривил рот дядя Очей, которому не досталась сигарета с фильтром.

– Ха, точно, как пугало с нашего огорода! – облегченно вздохнув и сообразив, что оказался на высоте перед хулиганистым товарищем, сказал Яша в бодром духе.

А долговязый Никита, который только что геройствовал, сам себя не узнавая от бахвальства, стоит, точно общипанная курица.


Александр Михайлович Лаптев родился 28 июня 1958 г. в Алнашском районе. Окончил филологический факультет Удмуртского госуниверситета. Пишет очерки об удмуртских писателях.
В художественной прозе поднимает проблемы нравственности.

Обновлено: 18.04.2022 — 21:34

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *